Тема: Что такое группа Война

Теги: Война , современное искусство

Редактор Liberty.ru Вячеслав Данилов сильно просил написать про группу Война. Все ведь знают, что я активист Войны. Тот факт, что я себя уже полгода скорее с "Единой Россией" ассоциирую, никого не волнует. Впрочем, несмотря на то, что я всегда был страшно далек от "анархизма", "современного искусства" и экстремальных видов спорта, нельзя не признать, что я когда-то "имел отношение" и даже "был плотно связан".

Интернет нам говорит, что "арестована группа Война". Интернет даже за 2 года приучен писать Война без кавычек. В этом нет особого передергивания ради сенсации. Ведь арестован Олег Воротников. А если говорить серьезно, не воспроизводя какие-то мифы и самопрезентации, Война - это и есть Воротников.

На самом деле люди в массе своей абсолютно не имеют понятия, что такое Война. Познакомиться можно либо с идеологическими, программными, литературными "текстами Войны", либо с искренними наблюдениями бесконечно далеких от группы людей, случайно познакомившихся с тем или иным фрагментом жизни этого удивительного социального образования. Смешно сказать, но огромное количество юзеров, в том числе неглупых, на полном серьезе уверено, что идеологом и духовным отцом группы является… добродушный алкоголик Алексей Плуцер! Натурально Карабас-Барабас растлевает молодых дурачков. Гореть ему в аду, Леше Плуцеру, сутенеру арт-группы Война! Ну, это, положим, совсем уж дремучие. Между тем, значительная часть фанатов Войны считает, что это действительно "группа", то есть тесно-сбитый коллектив придурков, как это и бывает в арт-мире, да и в любой другой сфере интеллектуального производства. Художникам, писателям, философам свойственно объединяться, чтобы вместе заниматься творчеством - это естественно. Всегда можно выделить какие-то кружки, тусовки, объединения. Вот, скажем, творческая платформа "Что делать?" - вполне себе понятная группа, включающая определенное число самостоятельных интеллектуальных единиц, таких как Оксана Тимофеева, Алексей Пензин, Артем Магун или, к примеру, Николай Олейников. Но в отношении Войны это неверно. Там только один художник. И это явно не Леня Ебнутый.

Война в какие-то моменты напоминала пионерский отряд: толпа непонятно откуда взявшихся "активистов", зачастую абсолютно аполитичных, подчас, просто диких, и уж конечно не имеющих отношения к рафинированной практике "современного искусства". Оппозиционеры с полиэтиленовыми пакетами, интернет-фрики в свитерах с катышками, какие-то полусумасшедшие гей-активисты очень низкого культурного уровня, как правило. Это была даже не нормальная припанкованная молодежь, а какая-то заурядная шиза из интернета, озабоченная "десакрализацией власти" и "поисками нового языка". Многим людям важно делать что-то вместе, важно чтобы их как-то занимали, придумывали для них конкурсы и испытания. А что еще вы предлагаете: Хичкок без перевода, садомазохистские клубы, сопли в ЖЖ? Нарды, филателия, тротил в гараже? Были и вообще просто люди с улицы. Ну, просто вот нашли себе новых друзей. Тяжело ведь, когда совсем друзей нет. Впрочем, это, я думаю, до сих пор один из основных мотивов активной общественной жизни. Воротников был своего рода пионервожатым. Придумывал какие-то конкурсы, игры на сплочение коллектива, обучающие тренинги, "общие дела", рассказывал захватывающие истории, удивлял, очаровывал - в общем, делал все то, что должен делать хороший пионервожатый. Чтобы закомплексованный, неуверенный в себе человек почувствовал себя "таким опасным и сексуально-заводным". Некоторые адепты "индивидуальной свободы", "горизональной организации" и "сетевых структур" время от времени устраивали какие-то комические демарши против Олега, объявляя его Гитлером и Сталиным нашего времени. Впрочем, учитывая полную творческую бесплодность остального состава "группы", иначе как с улыбкой это воспринимать было нельзя. Ясно, что скорее пойдешь за гением с дурным характером, чем за бунтующей бездарностью.

С тех пор как я отошел от группы, в ней произошли определенные изменения, которые сложно было не заметить. Как я понял, стало меньше случайных людей, художественного мяса. В целом возрос средний уровень массовки. Питерские интеллектуалы из движения ДСПА и Уличного университета придали определенную респектабельность акции на Литейном мосту, однако, уже на "Курицу" широты их взгляда не хватило. Ближе к "Дворцовому перевороту" и уж конечно после него массовку отшили вообще. В этой связи очень глупо выглядят кровожадные поиски "предателя из своих". Война к моменту ареста - это современный художник Олег Воротников, арт-проект Леня Ебнутый и менеджер-координатор Козленок. Плюс еще пиарщик Плуцер. Какой уж там "Лось".

Олег Воротников без дураков гений и стопроцентный автор того, что называют "группа Война". Вообще говоря, это один из самых умных и тонких людей, кого мне доводилось встречать в жизни. После него книжки настолько плотно испещрены пометками, что их положительно невозможно читать. Как никто разбирается в истории искусства, литературе, кино. Как и всякий выпускник философского факультета искренне презирает философию ("все философы - несостоявшиеся писатели"). Он сам давно мог бы быть писателем первого ряда, однако, убежден, что актуальный художник в сегодняшних российских условиях не имеет права заниматься подобной ерундой. Если Алексей Плуцер, "постмодернист" в худшем смысле этого слова, абсолютно аполитичен и неизменно презентирует активность Войны в качестве "прикола", "лулзов" и "чистого искусства" (оппозиционная и антиментовская риторика в его устах выглядит совсем уж беспомощно-ненатуральной), то Воротников вполне искренне хочет, чтобы интеллигенция убрала от власти "силовиков". Вроде как художник в современной России должен не художествами заниматься на усладу публике, а заниматься должен исключительно протестом. Иначе он не художник, а говно.

Мне не нравится дурацкое слово "идеолог". Идеологи сидят в АП и Политдепартаменте "Единой России", а не переворачивают машины ментов с открытым забралом. У арт-группы никаких идеологов быть не может. Группе не нужны идеологи, группе нужны бойцы. Но казус в том, что Война никогда и не была группой. Война была всегда замысловатым, причудливо-сбитым, исторически-изменчивым аппаратом речи Олега Воротникова. Не так уж интересно сегодня осуществлять художественную активность из позиции индивидуального творца. Для того чтобы сказать некоторые вещи, необходимо быть "арт-группой". Воротников придумал язык Войны, придумал этот дикий сплав героизма и стеба, честности и непристойности, инфантильности и цинизма. Он придумал мифы, легенды, целый мир, в конце концов, он придумал Леню Ебнутого. Разве я мог представить, кем станет этот дружелюбный молодой человек, когда познакомился с ним год назад на кантианских посиделках у Александра Морозова? Леонид Николаев работал менеджером среднего звена - продавал бани. Заинтересовался политикой, когда закрывали канал "2х2". Стал ходить на митинги, вступил в движение "Солидарность", был избран в Политсовет МГО. В какой-то момент я стал слышать рассказы о чудесном активисте Лене Ебнутом, которого так прозвали за удивительную энергичность, не характерную для большей части "юных студентиков", отличающихся патологической ленью. Я вроде бы даже первый упомянул это прозвище в ЖЖ. Все долго выясняли, кто же это такой. Ну а потом раз - и знаменитость, народный герой, бескомпромиссный борец с сословной структурой российского общества. Литературный персонаж вплетается в ткань общественно-политической жизни. Леня раздает интервью, информагентства публикуют новости: Лене надели мешок на голову и везут в лес, Леня посылает судей на хуй, Леня в бегах…Сюжет набирает новые обороты. Жизнь сливается с литературой. Менты, судьи, ФСБ - все превращаются в полнокровных персонажей приключенческого романа - это и есть группа Война.

Когда вы "ведете пацанский образ жизни", "дерзко унижаете мусаров" и вообще "готовы сорвать кольцо вместе" - всегда бывает очень некстати попасться. Ведь надо требовать к себе законности и справедливости. Вроде как на воле ты всем доказывал, какой ты разбойник, и обижался, когда не верили и говорили что фотошоп, а теперь приходится рассказывать какой ты хороший. До ареста, соратники с упоением рассказывают друг другу какой большой ущерб был нанесен полицейскому государству, а после - наперебой кричат о "паре вмятин и разбитом зеркале". Последний раз это проявилось после "погрома Химкинской администрации". До того как начались задержания и аресты все восхищались тем, как это было дерзко, смело и по-хулигански Кто же спорит! Все в восторге. Но только потом ведь "два месяца тюрьмы из-за пары разбитых окон!" Или вот, к примеру, назвали вы себя тоталитарной сектой, а к вам центр Э прикопался. Конечно, приходится рассказывать, что вы "художники" и что это вы "понарошку" и вообще надо ведь иметь чувство юмора. Смысл-то был в том, чтобы не быть художниками. А быть тоталитарной сектой. Но вот пришли менты, и все испортили. Приходится объяснять смысл шутки, и все вообще исходит на говно. Я не думаю, что Воротников склонен объяснять смысл шутки. Прогрессивная общественность, конечно, склонна. Сейчас начнутся все эти розовые сопли о неподсудности художника, а-ля Митя Волчек "помогите Войне!". Вероятно, это расценивается так, что мы, общество, должны все вместе сознательно врать и выгораживать партизан, называя черное белым. Сначала мы, доброжелатели, "ведем кампанию" на тему "как же это было круто и дерзко!", а потом заходимся в истерике "ребятам хотят дать 20 лет зоны за разбитое зеркало". Вот, к примеру, Олег Кашин был озабочен проблемой, этично ли сначала петь про "поджигать машины ментов", а потом рассказывать, что это был "художественный образ" и вообще "про любовь". Ведь если художественный образ и про любовь, то это не искусство, а низкой художественной ценности продукт. В общем, как мне кажется, все понимают, что в львиной доле случаев общество прекрасно отдает себе отчет, что защищая своих, оно просто сознательно врет врагам. Иногда эта стратегия выглядит вполне пристойной. Однако согласитесь, что сказать, к примеру, про акцию "Дворцовый переворот", что это было "понарошку", "художественных жест" и вообще "особый язык современного искусства" - это все же дико унизительно, для Войны в первую очередь. Там же монументальное, честное, героическое искусство. Постмодернизм кончился, лулзы всем надоели. Пришло время нового реализма. Путинский тренд ведь еще.

Я вообще не представляю себе, как может строиться общественная кампания в подобных случаях. Требовать честного суда? Но ведь группа Война посылает суды на хуй. Требовать от милиции соблюдать закон? Но ведь "все менты – ублюдки". Вот Козленок предлагает сочувствующим собираться компаниями по пять человек и делать что-нибудь с машинами милиции. Дельное предложение для восторженной прогрессивной общественности, право. Вот пусть выходят и делают что-нибудь с машинами, а не постики копипастят.

Многие сейчас демонизируют этот ужасный центр Э. Говорят, там самая настоящая мрачная гебня. По мне так скорее сборище идиотов. Достаточно посмотреть видеоролик, в котором Вор разговаривает по скайпу с недалеким ментом из этого самого центра, который незадолго до того допрашивал активиста Лося: "Алло, это вас группа Война беспокоит" - милиционер просто не в состоянии связать двух слов. Из того, что он говорит, можно сделать вывод о его умственной неполноценности. Сегодня уже вполне очевидно, что никто не собирается наказывать Войну за то, что они вообще такие плохие и против Путина. Судить будут просто за то, что переворачивали машины. Санкция - до пяти лет. Меня судили по статье с такой санкцией, ничего особенного. Кучу людей так судили. Это же не терроризм, в самом деле, и не нападение на сотрудника при исполнении. Все сходятся на том, что все будет как всегда: месяц-другой в изоляторе, потом подписка о невыезде, а дальше условный срок. Вряд ли Война будет испытывать дефицит в адвокатах. Шмидт с Падвой отказались, может быть, Кучерена согласится. Воротников говорил, что если бы он оказался в тюрьме - ему бы там было невыносимо скучно. Ему и на воле-то всегда скучно, приходится постоянно что-то придумывать, общаться с молодежью. Год назад он искренне удивлялся, почему я не хочу участвовать в радикальных акциях, отбывая условный срок: "Ведь это такой понт!" По всей видимости, сам он не преминет воспользоваться этой возможностью, и скоро Войну можно будет назвать русской RAF уже совсем не метафорически. И тогда живые позавидуют мертвым. А вообще хорошо хоть теперь все наконец-то поверили, что Воротников не мент.

 

Антон КОТЕНЕВ


reading-tin